10 минут 318
Ивашкевич Андрей Марьянович - юрист ЮК «Аккорд»
Юрист центра юридических услуг «Аккорд»

Цифровое право: новая реальность и новые законы

Логотип компании
4-Й Верхний Михайловский проезд, дом 6, корпус 1, помещение 1, офис 4, Москва, 115419
Телефон: +7 929 649 25 67 Телефон: +7 495 664 69 69 Телефон: +7 495 958 18 63
Что такое цифровое право и что входит в это понятие. Объекты регулирования и текущие проблемы. Наш телефон в Москве📞 8 (495) 664-69-69

С каждым днём всё больше социальных транзакций и сервисов переходит в электронный формат. Сегодня через интернет люди не только общаются и совершают покупки, но и работают, накапливают финансовые активы, взаимодействуют с госорганами, выражают гражданскую позицию и делают многое другое. В свете этого насущным вопросом становится законодательно проработанная правовая защита цифровых прав человека и бизнеса. Расскажем, как в настоящее время обстоят дела в этой области.

Что такое цифровое право?

Права физических и юридических лиц — неимущественные и имущественные — закреплены в Конституции, Гражданском кодексе РФ и других законах. До начала цифровизации правообладателю нужно было документально подтверждать себя и основания возникновения прав на имущество. Но с масштабным внедрением в жизнь электронной среды граждане и компании стали присутствовать не только в физической, но и виртуальной среде. Они авторизуются и подтверждают действия на ИТ-платформах различными способами — электронной подписью, введением логина и пароля, биометрией и пр. Кроме того, массово распространяются цифровые активы — имущество, существующее только в форме программного кода. Это неизбежно приводит к возникновению целого пласта вопросов, связанных с правовым регулированием цифровых отношений.

Поэтому в юриспруденции зародилась и активно развивается новая сфера — цифровое право. Это комплекс законодательных норм, регулирующих гражданские отношения в электронных системах, права лиц на объекты, существующие в электронном виде и имеющие определённую ценность. Данная правовая область призвана обеспечивать условия для безопасного удостоверения правообладателей и защиты их интересов в виртуальной реальности.

Законодательное регулирование цифрового права

Понятие получило формальное воплощение в законодательстве в 2019 году: был издан Федеральный закон № 34-ФЗ от 18.03.2019, которым в Гражданский кодекс была внесена статья 141.1 «Цифровые права» и ряд сопутствующих изменений в другие статьи.

Согласно закону, цифровыми названы обязательственные и другие права, состав и реализация которых определяют правилами информационной системы, в которой они существуют. Распоряжение такими правами происходит в той же системе, а правообладателем считается лицо, у которого есть соответствующая возможность. Причём переход цифровых прав в рамках сделки не требует согласия должника.

Тем же ФЗ закреплено, что:

  • гражданскую сделку можно совершить с помощью электронных инструментов (это считается эквивалентом письменной формы) при условии, что они позволяют достоверно идентифицировать участников, предмет и условия сделки, зафиксировать волю сторон;
  • факт оплаты товара по договору купли-продажи может подтверждаться электронным документом;
  • выставление продукции в интернете является публичной офертой продавца;
  • согласно условиям сделки, обязательства могут исполняться без отдельного волеизъявления сторон с помощью информационных технологий (так называемый смарт-контракт).

Последнее весьма удобно, например, при приобретении цифровых прав, которые автоматически передаются покупателю после выполнения обязанности по оплате. Это дополнительная защита прав приобретателя, так как продавец не может отказать в передаче прав.

Закон 2019 года закрепил потребности рынка. Впрочем, это далеко не первый и не единственный нормативный акт, регулирующий цифровое пространство: законодатели постоянно работают над совершенствованием правового обеспечения сферы. Это своевременно и актуально, ведь отсутствие полного набора правил взаимодействия в электронном мире создаёт простор для недобросовестных участников оборота и мошенников.

В частности, оборот цифровых прав регулируют:

  • международные договоры, в которых участвует Российская Федерация;
  • Конституция;
  • федеральные законы;
  • указы президента;
  • нормативные акты субъектов РФ и органов местного самоуправления;
  • постановления правительства РФ;
  • акты отдельных государственных органов.

Одновременно ведётся активная работа по совершенствованию смежной области — сферы защиты конфиденциальных данных, распространение которых с помощью информационных технологий стало новым риском для граждан и компаний. Тем же законом от 2019 года в Гражданский кодекс внесена ещё одна новая статья 783.1. В ней говорится, что при заключении договора об оказании услуг по предоставлению информации может быть включено обязательство сторон не допускать раскрытия передаваемой информации третьим лицам.

Объекты регулирования

Исчерпывающий перечень объектов, оборот которых регулируется цифровым правом, дать сложно, поскольку на фоне динамичной цифровизации он постоянно пополняется. Вот только некоторые распространённые инструменты и технологии:

  • аккаунты в социальных сетях и на других интернет-ресурсах;
  • цифровые результаты интеллектуальной деятельности в различных форматах — текстовые, визуальные и пр.;
  • цифровые подписи;
  • электронные деньги — от крипто- до игровых валют;
  • нейротехнологии;
  • технологии беспроводной связи, виртуальной реальности;
  • права на использование электронных ресурсов, например доступ к различным онлайн-источникам информации;
  • технологии распределённого реестра и т. д.

Нередко несколько объектов регулирования цифрового права представляют собой комбинацию. Например, личный аккаунт в соцсетях одновременно является ключом для доступа в сетевые игры и онлайн-кинотеатры, а также представляет собой интеллектуальную собственность владельца.

Отдельные виды цифровых прав

В законодательстве выделяются следующие специальные виды таких прав:

  • Утилитарные цифровые права (УЦП) — своего рода электронный сертификат. Информационной системой для обращения является инвестиционная платформа. Лицо, приобретающее УЦП, получает в перспективе право требовать передачи ему определённой вещи или интеллектуальной собственности, выполнения работ, оказания услуг. То есть этот вид цифровых прав позволяет предпринимателям привлекать инвестиции для создания объектов или производства продукции, а владельцы УЦП получают будущий актив, которым можно воспользоваться в натуральной форме или продать.
  • Цифровые финансовые активы (ЦФА). Они могут давать права требования денежных средств, права по эмиссионным ценным бумагам или по требованию их передачи, возможность участия в капитале непубличных акционерных обществ. ЦФА также являются оборотоспособным активом, который можно продать, подарить и распорядиться иным образом.
  • Комбинация цифровых финансовых активов и других цифровых прав.

Проблемы цифрового права

Описанные новеллы в Гражданском кодексе и другие законы направлены на защиту цифровых прав граждан и компаний. Тем не менее в сфере существуют определённые пробелы, связанные с разными факторами. Один из них — слишком стремительное развитие технологий, успеть за темпами которого законодателям непросто, да и на формирование правоприменительной практики времени не остаётся. Это неизбежно создаёт риски и опасности: при утрате цифрового актива не всегда удастся вернуть его или получить сопоставимое возмещение.

Кроме того, сами обладатели цифровых активов не всегда отслеживают правовые механизмы защиты своих интересов. Сказывается и высокая сложность сферы информационных технологий, непонятная для широкого круга лиц.

Также требуют дополнительной проработки отдельные аспекты оборота цифровых прав. Например, тем же Федеральным законом № 34 было внесено уточнение в статью 1124 Гражданского кодекса, согласно которому запрещено составление завещания с использованием электронных средств. Сделано это было, чтобы исключить завещания из разряда письменных сделок, которые могут совершаться в цифровом виде, чтобы не допустить мошенничества в данной области. Однако возникают вопросы относительно применения нормы нотариусами в том плане, что следует считать «электронными средствами». Помимо этого, экспертами активно обсуждается тема корректного наследования цифровых активов, например аккаунта популярного блогера в соцсетях: у наследников не всегда есть возможность пользоваться таким активом с учётом правил информационного ресурса, где он размещён.

Упомянутые смарт-контракты — перспективный инструмент для облегчения реализации договорных отношений и повышения гарантий для сторон сделки — тоже, судя по всему, требуют дополнительного урегулирования на уровне нормативных актов.

Впрочем, всё это — вероятно, вопрос времени. Цифровые сервисы, электронные деньги, искусственный интеллект облегчают жизнь частных лиц, оптимизируют бизнес компаний, повышают качество государственных услуг и т.д. Поэтому следует ожидать бурного развития цифрового права и практики его применения.

Поделиться

Комментарии (0)

Добавление комментариев закрыто.
Свяжитесь с нами
Свяжитесь с нами
Нажимая на кнопку "Отправить" вы даете согласие на обработку персональных данных.

Юридическая компания «АККОРД»

4-Й Верхний Михайловский проезд, дом 6, корпус 1, помещение 1, офис 4

Москва

115419

Россия

+7 929 649 25 67

+7 495 664 69 69

+7 495 958 18 63

info@юкаккорд.рф

Цифровое право: новая реальность и новые законы

Что такое цифровое право и что входит в это понятие. Объекты регулирования и текущие проблемы. Наш телефон в Москве📞 8 (495) 664-69-69

С каждым днём всё больше социальных транзакций и сервисов переходит в электронный формат. Сегодня через интернет люди не только общаются и совершают покупки, но и работают, накапливают финансовые активы, взаимодействуют с госорганами, выражают гражданскую позицию и делают многое другое. В свете этого насущным вопросом становится законодательно проработанная правовая защита цифровых прав человека и бизнеса. Расскажем, как в настоящее время обстоят дела в этой области.

Что такое цифровое право?

Права физических и юридических лиц — неимущественные и имущественные — закреплены в Конституции, Гражданском кодексе РФ и других законах. До начала цифровизации правообладателю нужно было документально подтверждать себя и основания возникновения прав на имущество. Но с масштабным внедрением в жизнь электронной среды граждане и компании стали присутствовать не только в физической, но и виртуальной среде. Они авторизуются и подтверждают действия на ИТ-платформах различными способами — электронной подписью, введением логина и пароля, биометрией и пр. Кроме того, массово распространяются цифровые активы — имущество, существующее только в форме программного кода. Это неизбежно приводит к возникновению целого пласта вопросов, связанных с правовым регулированием цифровых отношений.

Поэтому в юриспруденции зародилась и активно развивается новая сфера — цифровое право. Это комплекс законодательных норм, регулирующих гражданские отношения в электронных системах, права лиц на объекты, существующие в электронном виде и имеющие определённую ценность. Данная правовая область призвана обеспечивать условия для безопасного удостоверения правообладателей и защиты их интересов в виртуальной реальности.

Законодательное регулирование цифрового права

Понятие получило формальное воплощение в законодательстве в 2019 году: был издан Федеральный закон № 34-ФЗ от 18.03.2019, которым в Гражданский кодекс была внесена статья 141.1 «Цифровые права» и ряд сопутствующих изменений в другие статьи.

Согласно закону, цифровыми названы обязательственные и другие права, состав и реализация которых определяют правилами информационной системы, в которой они существуют. Распоряжение такими правами происходит в той же системе, а правообладателем считается лицо, у которого есть соответствующая возможность. Причём переход цифровых прав в рамках сделки не требует согласия должника.

Тем же ФЗ закреплено, что:

Последнее весьма удобно, например, при приобретении цифровых прав, которые автоматически передаются покупателю после выполнения обязанности по оплате. Это дополнительная защита прав приобретателя, так как продавец не может отказать в передаче прав.

Закон 2019 года закрепил потребности рынка. Впрочем, это далеко не первый и не единственный нормативный акт, регулирующий цифровое пространство: законодатели постоянно работают над совершенствованием правового обеспечения сферы. Это своевременно и актуально, ведь отсутствие полного набора правил взаимодействия в электронном мире создаёт простор для недобросовестных участников оборота и мошенников.

В частности, оборот цифровых прав регулируют:

Одновременно ведётся активная работа по совершенствованию смежной области — сферы защиты конфиденциальных данных, распространение которых с помощью информационных технологий стало новым риском для граждан и компаний. Тем же законом от 2019 года в Гражданский кодекс внесена ещё одна новая статья 783.1. В ней говорится, что при заключении договора об оказании услуг по предоставлению информации может быть включено обязательство сторон не допускать раскрытия передаваемой информации третьим лицам.

Объекты регулирования

Исчерпывающий перечень объектов, оборот которых регулируется цифровым правом, дать сложно, поскольку на фоне динамичной цифровизации он постоянно пополняется. Вот только некоторые распространённые инструменты и технологии:

Нередко несколько объектов регулирования цифрового права представляют собой комбинацию. Например, личный аккаунт в соцсетях одновременно является ключом для доступа в сетевые игры и онлайн-кинотеатры, а также представляет собой интеллектуальную собственность владельца.

Отдельные виды цифровых прав

В законодательстве выделяются следующие специальные виды таких прав:

Проблемы цифрового права

Описанные новеллы в Гражданском кодексе и другие законы направлены на защиту цифровых прав граждан и компаний. Тем не менее в сфере существуют определённые пробелы, связанные с разными факторами. Один из них — слишком стремительное развитие технологий, успеть за темпами которого законодателям непросто, да и на формирование правоприменительной практики времени не остаётся. Это неизбежно создаёт риски и опасности: при утрате цифрового актива не всегда удастся вернуть его или получить сопоставимое возмещение.

Кроме того, сами обладатели цифровых активов не всегда отслеживают правовые механизмы защиты своих интересов. Сказывается и высокая сложность сферы информационных технологий, непонятная для широкого круга лиц.

Также требуют дополнительной проработки отдельные аспекты оборота цифровых прав. Например, тем же Федеральным законом № 34 было внесено уточнение в статью 1124 Гражданского кодекса, согласно которому запрещено составление завещания с использованием электронных средств. Сделано это было, чтобы исключить завещания из разряда письменных сделок, которые могут совершаться в цифровом виде, чтобы не допустить мошенничества в данной области. Однако возникают вопросы относительно применения нормы нотариусами в том плане, что следует считать «электронными средствами». Помимо этого, экспертами активно обсуждается тема корректного наследования цифровых активов, например аккаунта популярного блогера в соцсетях: у наследников не всегда есть возможность пользоваться таким активом с учётом правил информационного ресурса, где он размещён.

Упомянутые смарт-контракты — перспективный инструмент для облегчения реализации договорных отношений и повышения гарантий для сторон сделки — тоже, судя по всему, требуют дополнительного урегулирования на уровне нормативных актов.

Впрочем, всё это — вероятно, вопрос времени. Цифровые сервисы, электронные деньги, искусственный интеллект облегчают жизнь частных лиц, оптимизируют бизнес компаний, повышают качество государственных услуг и т.д. Поэтому следует ожидать бурного развития цифрового права и практики его применения.